Эрвин Люцер "Церковь времен III Рейха" - скачать книгу

Это рассказ о реальном конфликте между двумя спасителями и двумя крестами.

Личность Гитлера по праву считается одной из самых зловещих, но и наиболее загадочных в истории человечества. Кровавый след, оставленный Третьим Рейхом — концлагеря, Холокост, десятки миллионов отнятых и искалеченных жизней, — едва ли будет когда-нибудь забыт. Как случилось, что в стране, где большинство населения считали себя христианами, творились столь чудовищные преступления? И где же была в это время церковь?

В книге «Крест Гитлера» автор исследует те уроки, которые можно извлечь из истории церкви Третьего Рейха, а также очевидные параллели между эпохой Гитлера и грядущим приходом Антихриста.

 

Для Того, Чтобы Зло Восторжествовало,

Достаточно, Чтобы Хорошие Люди

Ничего Не Делали.

— Эдмунд Бёрке (1729-97)

 

Предисловие автора
к русскоязычному изданию

 

Уроки, которые мы можем извлечь из истории нацистской Германии, применимы ко всем культурам и во все времена. Книга, которую вы держите в руках, рассказывает о двух крестах — кресте Христовом и нацистском кресте, свастике, который в тот период красовался в церквях Германии. В ней мы увидим, что мы всегда оказываемся в состоянии конфликта между  нашими обязательствами как граждан земной страны, и той ответственностью, которой обладаем как граждане небес, живущие по вере здесь на земле.

Я писал эту книгу, поскольку хотел понять, почему столь многие люди были согласны поменять на ломаный крест Гитлера крест Иисуса Христа. Я задавался вопросом, почему германские пасторы в один бесстрашный голос не осудили Гитлера. Меня интересовало, почему церковь соблазнилась лживыми обещаниями великой и славной Германии. Поиски этих ответов, возможно больше, чем что-либо другое, заставляют нас пытаться прояснить вопрос нашей преданности правительству и еще большей преданности Богу.

Я надеюсь, что, прочтя эту книгу, вы станете лучше понимать многие параллели описанным событиям, которые существуют в нашем сегодняшнем мире. Церковь всегда колебалась между двумя богами и двумя крестами. С одной стороны находится наш Господь и Спаситель Иисус Христос, который умер на римском кресте, казненный за грехи мира. С другой стороны — множество мелких божков и других крестов, обещающих ложное спасение.

Христиане, живущие в государстве, враждебном религии, сталкиваются с чрезвычайно трудной проблемой. Независимо от того, является ли государство коммунистическим, нацистским или атеистическим, оно всегда вступает в конфликт с религиозной свободой. Этот конфликт принимает особо тяжелые формы, когда перед людьми встает вопрос их собственного выживания. Гитлер с пренебрежением относился к германским пасторам, которые, по его словам, с готовностью приспосабливались к нацизму, чтобы «сохранить свое жалкое жалование». Таким образом, перед миллионами людей, живущих при тоталитарных режимах, стоит вопрос: как выжить в государстве, в котором отвергается свобода вероисповедания?

Я имел редкую возможность посетить разные части Советского Союза до падения коммунистического режима. Я слышал множество тяжелых рассказов о христианах, которые ставили преданность Христу выше преданности государству. Их верность Христу стоила им работы, жилья, а в некоторых случаях и жизни. Они, безусловно, будут вознаграждены Господом нашим Иисусом Христом. Они не жертвовали Господу того, что ничего им самим не стоило.

Однако нужно осознавать, что даже сегодня мы сталкиваемся с искушением преклониться перед другими крестами. Возможно, это искушение объединить христианство с другими религиями, умаляя тем самым крест Христов. А может быть, мы хотим соединить крест с евангелием преуспевания, которое отрицает, что мы должны страдать подобно Христу. Или же мы подвергаемся искушению преклониться перед тайными крестами национализма или материализма.

Итак, я приглашаю вас совершить путешествие в нацистскую Германию и обнаружить, что это также и наше путешествие. Путешествие, которое принесет большее понимание и осмысленность нашей вере в Иисуса как Царя царей и Господа господствующих.

Это путешествие, которое побуждает нас твердо выбрать Иисуса Христа.

Пастор Люцер

Церковь Муди

 

Чикаго, канун Рождества 2003 г.

Глава 1

В  ОЖИДАНИИ ГИТЛЕРА

Рудольф Гесс, сын немецкого оптового торговца и студент Мюнхенского университета, написал отмеченный наградами очерк, отвечающий на вопрос: «Каким будет человек, который возведет Германию к ее прежним высотам?». Встретившись в 1920 году с Гитлером, он был поражен тем, насколько сказанное им подходило к этому человеку. Гитлера очерк заинтересовал, да и автор, который обладал такой сверхъестественной проницательностью, произвел на него благоприятное впечатление. Неудивительно, что они стали близкими друзьями.

Первое и самое главное, писал Гесс, это должен быть человек из народа, укорененный в массах настолько, чтобы знать психологию обращения с ними. Именно такой человек может заслужить доверие народа, что должно, однако, быть только внешней видимостью.

Во-вторых, в действительности этот человек не должен иметь ничего общего с массами, потому что в случае необходимости ему не должно стать дурно от вида крови. Великие вопросы всегда разрешались «огнем и мечом». Образ для общества должен поддерживаться независимо от фактических деяний.

В-третьих, он должен быть человеком, готовым ради достижения своих целей растоптать ближайших друзей. Ему следует быть чрезвычайно суровым, в случае необходимости, способным раздавить людей сапогами гренадеров.3

Гитлер поклялся, что будет таким человеком — по наружности как выходец из народа, но с характером совершенно другим. Когда потребуется жестокость, он сможет действовать сильно и решительно. Он сделает то, что люди из масс не смогут. Он не будет уклоняться от жестокости.

Неофициально Гитлер готовился к войне; публично он произносил речи о своем стремлении к миру. Неофициально он наслаждался порнографией; публично он настаивал на правильном поведении — никакого сквернословия, никаких скабрезных шуток в его присутствии. Временами он мог быть очаровательным и прощающим, но в большинстве случаев он был чудовищно жесток, как, например, когда настойчиво потребовал, чтобы заговорщики были «повешены на крюках для мяса и медленно задушены при помощи струны от пианино. При этом удушение должно периодически слабеть, чтобы усилить агонию смерти». Неофициально (и иногда публично) он с гордостью высказывался о своей честности, хотя часто наслаждался своим умением лгать. «Если потребуется поддержка масс, немецкий народ должен быть введен в заблуждение»,— рассуждал он.

Гитлер изобрел зверства, показанные в фильме «Список Шиндлера» — представлении средствами кино всего лишь небольшой части «окончательного решения». («Окончательное решение еврейского вопроса» — так называлось физическое уничтожение евреев как народа в официальных документах Третьего Рейха. — прим. ред.)

Он был комком противоречий. В Вене он сохранял черствый хлеб, для того чтобы кормить белок и птиц, и всего лишь через несколько месяцев после прихода к власти подписал три части закона о защите животных; и в то же время получал неистовое наслаждение от фотографий великих европейских столиц в огне. Особый восторг он испытывал от бомбардировок Варшавы и Лондона, и был рассержен на коменданта Парижа за то, что тот не предал этот город огню.

Он мог растрогаться до слез, разговаривая с детьми, и радоваться завершению строительства еще одного концентрационного лагеря. Сострадательный и даже великодушный для семьи и друзей, он исполнялся мстительной ярости ко всем, включая близких, кто становился на пути осуществления его замыслов. Он мог быть очаровательным и жестоким, великодушным и беспощадным. «Тот, кто произносил слова Иисуса, — сказал о нем Роберт Уайт,— ненавидел все человечество».

Гитлер интересен для нас тем, что его диктатура пользовалась весьма широкой поддержкой народа. Возможно, никогда еще в истории диктатора не любили так сильно. Он обладал редким даром побуждать народ следовать за собой. Коммунистические лидеры типа Ленина и Мао Цзедуна взошли к власти при помощи революций, совершенных ценой миллионов погибших людей, и как следствие, были ненавидимы массами. Гитлер завоевал поддержку не только среднего класса, но также студентов и профессоров университетов. К примеру, даже великий психолог Карл Юнг рос, одурманенный «великим феноменом национал-социализма, на который весь мир смотрит с изумлением».

Гитлер поднялся в Германии в те времена, когда форма правления этой нации была демократической. Он обрел свою власть законным путем, хотя и незаслуженно. Нация ожидала его, готовая принять любого демагога, внешне обладающего талантом, необходимым для того, чтобы вывести ее из пропасти. Народ тосковал о вожде, который мог бы сделать для него то, чего не могла сделать демократия.

 

ПЕРВЫЕ ЧУДЕСА

Послужной список Гитлера был заполнен такими поразительными достижениями, что многие верующие видели в нем ответ на свои молитвы. Некоторые христиане (да, я не ошибся — именно христиане) сняли изображения Христа со стен в своих домах и повесили вместо них портрет Гитлера. Уинстон Черчилль, понаблюдав за Гитлером в 1937 году, сказал, что его достижения были «одними из наиболее выдающихся за всю историю мира». Ниже представлен неполный список того, что он смог сделать без ограничений, присущих демократии.

1. За пять лет он возродил разрушенную экономику.

2. Он стер позор поражения Германии в Первой мировой войне, вернув Рейнскую землю и расторгнув несправедливый Версальский договор.

3. Он обеспечил миллионам немцев занимательный досуг в рамках культурно-спортивного движения «Kraft durch Freude» («Сила через радость»).

4. Он основал школы профессиональной подготовки для тех, кто не имел квалификации, и полностью обеспечил занятость населения.

5. Он обуздал преступность.

6. Он построил автострады и пообещал начать выпуск «народного автомобиля», доступного по цене рядовому немцу.

7. Он дал немцам основания поверить в себя, поверить в то, что они еще раз смогут стать великими.

Если бы он умер до Второй мировой войны, — размышлял один историк, — то остался бы запечатлен в истории как «Адольф Великий, одна из выдающихся личностей в истории Германии».

Но Гитлер не умер до Второй мировой войны. Он не умер до того, как немецкий народ отказался от своих личных прав; до того, как были приняты законы, приведшие к истреблению более чем 8 миллионов человек; и до того, как Германия и ряд других стран оказались разбитыми в войне, унесшей 50 миллионов жизней в ходе крупнейшего массового убийства за всю историю человечества. Он не умер до того, как тысячи пасторов присоединились к отрядам СС в клятве о личной верности ему.

Конечно же, немцы не знали, что все обернется именно так. Но давайте не будем упускать из виду тот факт, что они хотели диктатуры. Они тосковали по сильному лидеру, который мог бы преодолеть медленный темп демократических реформ. Народ голодал, политическая преступность умножалась, и Германия оказалась покрытой облаком национального позора. Демократический процесс тормозился более чем двумя десятками различных партий, наперебой рвущихся к политической власти. Демократия могла быть приемлемой в хорошие времена, а диктатура работает лучше в плохие. Для Германии времена были плохие. Очень плохие.

Но перед нами все еще стоит насущный вопрос. Почему пути немецкого народа, и особенно церкви, не разошлись с путями Гитлера после того, как его замыслы стали известны? Мы можем понять то, что они были обмануты вначале, однако почему многие сотни тысяч немцев прямо или косвенно приняли участие в зверствах, ставших большой частью планов нацистов? Эти тысячи, в других случаях благопристойных, немцев бойкотировали еврейские предприятия, принимали участие в фальшивых судах и проявляли чудовищную жестокость в концлагерях. Другими словами, у Гитлера были помощники — миллионы помощников, исполнявших его распоряжения, какие бы презренные цели они ни преследовали.

Действительно ли, как многие предполагают, немцы эпохи Гитлера были где-то полулюдьми и полубесами, подобные которым на земле больше никогда не появятся? Был ли прав историк Фридерих Майнеке, когда предположил, что нацисты были «случайностью» или «катастрофой», которая в будущей истории, по всей вероятности, больше никогда не повторится? И были ли немцы не только людьми, а всецело людьми — просто людьми без показного лоска, людьми, не знающими запретов общества и Бога?

Ответ, как мы обнаружим, заключается в том, что немцы эпохи нацизма (и конечно же, самого Гитлера) были действительно обычными людьми. Просто прочитайте сегодня заголовки о Боснии, о зверствах в Югославии или об убийствах детей в ваших окрестностях, и станет очевидно, что необузданная человеческая природа не очень привлекательна. Зло, которое держится под контролем, часто в благоприятных условиях вырывается наружу. Когда снимают ограничения, когда люди находятся в состоянии отчаяния и когда власть никому не принадлежит, человеческое сердце разоблачает себя со всей очевидностью. Мы наивны, если полагаем, что нацистская Германия больше никогда не повторится. Фактически, Библия предсказывает то, что это еще случится.

 

КОНФЛИКТ ЦЕРКВИ И ГОСУДАРСТВА 

Без сомнения, история о том, как Гитлер разрушил церковь в Германии, является центральной темой этой книги. По ходу дела необходимо отметить, что он запретил молитву в школах, заменил христианские праздники языческими празднествами и, в конце концов, принудил лидеров церкви принять его возмутительные требования. Его политическая машина сделала церковь совершенно поверхностной, потому что церковь потеряла свою библейскую миссию. Таким образом, государство не только вмешивалось в религиозные установления, но и контролировало их. Могущественное государство всегда было угрозой существованию и влиянию церкви. Какой бы ни была эта угроза — нацистской, коммунистической или гуманистической — государство, враждебное по отношению к религии, всегда будет пытаться подтолкнуть церковь к вынужденной бесполезности.

Даже без диктатуры государство может изолировать влияние церкви. Когда оно расширяет свою власть, то может ввести законы, ограничивающие свободы церкви. Подумайте над выражением «церковь отделена от государства». По одной интерпретации оно может означать, что церковь должна быть свободной в том, чтобы оказывать свое влияние и практиковать религию без вмешательства со стороны государства. Именно в таком виде отделения отчаянно нуждалась церковь в Германии.

Тем не менее, в Америке выражение «церковь отделена от государства» было угрожающе искажено борцами за свободу граждан. Для них оно означает, что религиозным людям не должно разрешаться практиковать свою религию в сфере, принадлежащей государству. Нам говорят, что религия должна практиковаться в частном порядке; государство должно быть «очищено» от любого признака религиозного влияния. Настаивая на том, что государство должно быть «свободно от любой религии», организации, наподобие Общества по защите гражданских прав (ACLU), на самом деле сводят эту свободу к нулю!

Здесь, в Америке, где церковь отделена от государства, наш конфликт полностью отличается от трудностей церкви в нацистской Германии, где религия и политика всегда были сочтены в тесном, если не сказать бурном, союзе. В дальнейшем это исследование Германии вынудит нас столкнуться с теми же вопросами, которые стояли перед немецким народом более полувека назад.

• Какова ответственность церкви, если государство проводит несправедливую политику?

• Где для христиан заканчивается патриотизм и начинается гражданское неповиновение?

• Является ли молчание пред лицом несправедливости тем же, что и соучастие? Оправданы ли небольшие компромиссы, если они могут предотвратить разрушение религиозной свободы государством?

• Как может церковь эффективно распространять Евангелие во время сражения в непопулярной битве за социальную справедливость?

• Какие существуют предупреждающие знаки, когда церковь погружается в культуру своего времени и больше не может противостоять превалирующему злу?

• Какая взаимосвязь между теологией церкви и ее способностью противостоять разрушительной силе светского государства?

Ответы на эти вопросы непросты. Будь то Европа или Америка, между церковью и государством всегда существует напряжение. Для того чтобы оценить борьбу в Третьем Рейхе, мы должны узнать историю Первого и Второго Рейха, во время которых были посажены семена обмана церкви. А Третий Рейх поможет нам осмыслить грядущий Четвертый Рейх, который намного превзойдет Гитлера по своему размаху и жестокости.

Лучшим переводом слова Reich — «рейх» является «империя» или «царство». Для немецкого уха оно имеет почти священный оттенок. Я так хорошо помню, как наши родители, немцы, эмигрировавшие в Канаду, учили нас молитве Господней: «Dein Reich komme, dein Wille geschebe...» («Да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя», Матфея 6:10). Нацистами слово «рейх» использовалось для обозначения мистического и вечного царства Германии.

Давайте совершим краткий экскурс во взаимоотношения между церковью и Рейхом в истории Европы.

Скачать
Krest_Hitlera_Erwin_Lutzer_NARD-2005.pdf
Adobe Acrobat документ 3.2 MB
Скачать
Krest_Hitlera_Erwin_Lutzer_NARD-2005.rtf
Текстовый документ 2.8 MB
Скачать
Krest_Hitlera_Erwin_Lutzer_NARD-2005.epu
Сжатый архив в Zip формате 1.8 MB

Оставить комментарий

Комментарии: 1
  • #1

    rytuał miłosny (Понедельник, 10 Апрель 2017 17:10)

    rytuał miłosny